«Как дела, русский ублюдок?»

21.09.2021106715.06
Дмитрий Харин

«В «Челси» шутили: «Как дела, русский ублюдок?» Невероятная карьера Дмитрия Харина

«СЭ» рассказывает о футбольной жизни первого русского игрока «Челси»

«В Союзе никто из вратарей лучше его ногами не играл»

Дмитрий Харин ворвался в союзную высшую лигу в 16-летнем возрасте, дебютировав за московское «Торпедо» 5 апреля 1985 года

На протяжении трех сезонов молодой голкипер являлся первым номером автозаводцев, стал привлекаться в олимпийскую сборную страны, в составе которой под руководством Анатолия Бышовца выиграл у бразильцев в финале сеульской Олимпады-88.

Сам Харин, правда, никогда не превозносил тот триумф до небес.

«В 1988 году мы выиграли золото Олимпиады. Хотя нас еще в полуфинале вполне могли «высадить» итальянцы. И в финале бразильцы нас «возили»: мяч после их ударов куда только не попадал — и в голову, и в ногу, и в штангу, только не в ворота», — впоследствии признавал голкипер.

Легендарный администратор «Торпедо» Александр Петров в недавнем интервью обозревателю «СЭ» так объяснял феномен Харина:

— В свои шестнадцать он гонял защитников будь здоров! Рабочий подсказ был на уровне. Димка-то фанат. Возвращаемся с матча, выходной. А у дубля в этот день тренировка. Так Димка прямо с самолета бежал на стадион «Торпедо», переодевался у мамы...

— У мамы?

— Мама его работала у нас на складе. Выходил за дубль — играть в поле! Вот поэтому никто из вратарей в Советском Союзе лучше Харина ногами не играл. Не знаю, зачем он в «Динамо» ушел.

В «Динамо» его в 1989 году позвал все тот же Бышовец. На упреки со стороны торпедовцев Харин отвечал жестко не по годам.

— В «Торпедо» почему-то решили, что я испугался, — говорил Харин в разговоре с корреспондентом «СЭ» в 1992 году. — У них же Сарычев, Подшивалов. Уж кому-кому, а им-то следовало знать меня лучше. Или тот же Сарычев в дубле подо мной никогда не сидел? Да пусть хоть ван Брекелен с Дзенгой будут в одной команде — если я буду в порядке, посмотрим, кто из нас троих будет первым!

В составе бело-голубых он выиграл конкуренцию у Александра Уварова. Многие прочили ему место в сборной СССР (скорее всего, под третьим номером после Дасаева и Чанова) на чемпионате мира в Италии. Однако в марте 1990-го Дмитрий порвал кресты и, как сам впоследствии вспоминал, «почти год провалялся в Испании в одной из севильских клиник».

— Было лето 91-го года. Контракт с «Динамо» у меня заканчивался, и продлевать его я не стал. О причинах лучше умолчу, — вспоминал Харин. — Провел несколько тренировок с торпедовцами. И тут трагедия с Михаилом Ереминым (вратарь ЦСКА умер 30 июня 1991 года через несколько дней после того, как попал в аварию. - Прим. «СЭ»). Звонок Садырина: «Мы не ставим тебе никаких условий, а просто очень просим помочь». Я совершенно не был знаком с Садыриным, а потому навел о нем возможные справки. Когда понял, что этому тренеру можно доверять, принял предложение.

И Харин действительно помог армейцам выиграть последнее союзное чемпионство, в 10 матчах пропустив 5 мячей.

Феноменальный матч против Голландии

На чемпионате Европы-1992 именно его Бышовец сделал первым номером сборной СНГ. И второй матч в группе — с голландцами — во многом предопределил его судьбу. На него обратили внимание европейские скауты. Встреча прошла при ощутимом преимуществе «Оранжевых», которые так и не смогли распечатать ворота Харина — 0:0.

Дмитрий поймал кураж после перерыва. Прервал прострел Бергкампа на пустые ворота, бросившись ему в ноги. Вытянувшись в струнку, среагировал на удар головой Райкарда из пределов штрафной. И, наконец, вытащил «мертвый» мяч из-под перекладины после удара ван Бастена.

— Я не знал, куда будет бить Райкард, — делился впечатлениями Харин. — Но к тому моменту уже почти наверняка понимал, что в любой точке мяч от него возьму. Ну знал — и все тут. Он и глазами вроде успел мне показать, что бить верхом будет, и голову для этого наклонил. Но когда мяч клюнул вниз, я как-то легко и спокойно переложился, словно там его и ждал. И на защитников не ругался, что дали голландцу пробить. Ну, дали и дали — я же тоже зачем-то сзади стою.

Впрочем, наша сборная из группы все равно не вышла, в последнем туре сенсационно крупно проиграв шотландцам (0:3), которые к тому моменту уже потеряли турнирную мотивацию.

После золотого сезона лидеры ЦСКА уехали в Европу, Садырин принял сборную России. Харин остался, продолжал играть ярко, получил вызов в национальную команду, где и началась его долгая конкуренция со Станиславом Черчесовым.

По ходу сезона-1992 корреспондент «СЭ» попытался сравнить двух голкиперов, нарисовав их психологические портреты:

«Темпераментнейший вне поля, в воротах Станислав Черчесов — замкнутый молчун. Подсказывает скупо и только по делу, рассыпая слова, будто золото роняет. Любой пропущенный гол считает своим, а защитников — помощниками, а не ответчиками.

Дмитрий Харин поменьше любит признавать свои ошибки. В конце концов, в поле народу хватает, а в рамке он один. И навыручал в этом сезоне и сборную, и ЦСКА этот один, надо сказать, больше чем достаточно. Ну и пропустил что-то — не без этого. Однако свое, считает, все поймал. Ну или почти все".

По оценкам «СЭ» Харин стал лишь четвертым вратарем чемпионата России после Овчинникова, Черчесова и Хапова. А вот РФС включил его в «Список 33 лучших» под вторым номером. (Первый — Черчесов, третий — Овчинников).

Перешел в «Челси» со сломанным пальцем

Пионеротряд Геннадия Костылева с Хариным в воротах прогремел на всю Европу, обыграв на «Ноу Камп» «Барселону» (3:2) и попав в групповой турнир Лиги чемпионов. В главном клубном турнире Дмитрий успел провести за армейцев всего один тайм против «Брюгге». В перерыве он был заменен на Александра Гутеева из-за сломанного на руке пальца. Через две недели Дмитрий стал игроком лондонского «Челси».

— Это не было делом случая. За мной довольно долго следил тренер вратарей «Челси» Эдди Недветски, — вспоминал Харин. — Этот человек с украинскими, польскими и валлийскими корнями просматривал меня на чемпионате Европы-92 в Швеции, был и в Лужниках, и на «Ноу Камп», когда ЦСКА сенсационно прошел «Барселону» Йохана Кройфа. Важно для меня было и то, что действовал «Челси» солидно, через клуб, и выплатил его президенту Виктору Мурашко удовлетворившую ЦСКА компенсацию. Перед католическим Рождеством 1992 года я перебрался в Лондон.

— В «Челси» вы, получается, приехали со сломанным пальцем?

— Пришлось скрывать. Тейпировал — и тренировался вместе со всеми. Когда приехал, проходил медосмотр, но проверяли голеностопы, колени, тазобедренные кости. Пальцы почему-то исследовать не стали, а я не настаивал — мне-то играть как можно быстрее хотелось. Поначалу работал через боль, после тренировок палец опухал. Но я привык, когда надо, и с вывихнутыми пальцами играть, и со сломанными. Ничего страшного. И постепенно прошло.

Его дебют за «аристократов» откладывался несколько раз.

— В Англии существует такая традиция: прежде чем иностранный игрок выйдет на поле в основном составе, он должен провести одну показательную игру за дубль, — объяснял Харин. — Но англичане в отличие от нас народ теплолюбивый. Если температура опускается ниже нуля, то матч, как правило, переносят или вообще отменяют. Так уже перенеслось две встречи. Похоже, я оказался жутко невезучим...

В итоге свой первый матч в составе основы «Челси» он провел 27 января против КПР (1:1), однако буквально через неделю получил травму и вернулся в ворота лишь в самом конце чемпионата Англии.

— Порвал мышцу бедра сразу в трех местах, — сетовал Дмитрий. — И даже когда все заросло, еще долго чувствовал под кожей болезненный желвак.

«Кантона хитрый, а английские защитники туповатые»

Зато в сезоне-1993/94 он уже стал первым номером лондонцев, проведя в премьер-лиге 31 матч. Несколько раз по ходу чемпионата Daily Mail называла россиянина лучшим голкипером лиги. Во многом благодаря Харину «Челси» в тот год не покинул элитный дивизион.

При этом Дмитрий не стеснялся открыто в прессе критиковать состав своей команды.

— Лишь один наш форвард показывает приличную игру. Даже Тони Каскарино, известный форвард сборной Ирландии, и тот «мертвый». Его уже давно хотят продать куда-нибудь, да только кому он такой нужен? Но и другие нападающие не лучше. Ни пас толком отдать не могут, ни принять, ни ударить, ни навесить. Есть, правда, у них одно достоинство, которое в Англии компенсирует все недостатки, — они всегда бьются до последней минуты.

Тогда Харина попросили назвать лучших форвардов всей лиги.

— «МЮ» был обычной английской командой до прихода в нее Кантоны, — заметил россиянин. — Француз сам привык к мягкой техничной игре и других заставил в нее играть. К тому же Кантона хитрый, а английские защитники прямолинейные и туповатые. Думать так же быстро, как он, они не могут...

— Андрей Канчельсис в одном интервью сказал, что английский клубный футбол примитивен. Согласны?

— Абсолютно. Англичане на поле много суетятся и совсем не думают. Может, оттого что головой слишком часто играют? Но у английского футбола есть одно большое достоинство — он непредсказуем. Все борются до финального свистка. Даже уступая в счете 0:3.

— Как проходят тренировки в «Челси»?

— Они обычно длятся по два с половиной часа. Сначала получасовая разминка, потом удары по воротам, преимущественно головой, а затем двусторонка. Новых упражнений почти не бывает, все доведено до полного автоматизма!

— В «Челси» я доказал свое право на игру кулаком, — вспоминал Харин в другом интервью о своем первом сезоне в Англии. — Меня убеждали: лови! Когда выходил из ворот, никто из защитников своих игроков не держал. В результате один соперник под меня подставлялся, другой бежал на подбор. Я через Недветски довел свои требования до защитников, и они в конце концов стали действовать по-моему — хотя и мне самому пришлось в тренажерном зале подкачать верхний плечевой пояс. Но главное — чтобы вратаря в команде уважали, он должен сразу поставить себя как босс. Мне это удалось.

Его включали в десятку лучших вратарей мира

В феврале 1994 года парижский журнал Top Foot провел опрос с целью определить лучшего вратаря мира. Для этого им были отобраны 10 голкиперов, по мнению журнала, составляющих мировую элиту, — Де Гуй (Фейеноорд"), Гойкоэчеа («Олимпия»), Кепке («Нюрнберг»), Лама («ПСЖ»), Прюдомм («Мехелен»), Равелли («Гетеборг»), Росси («Милан»), Шмейхель («МЮ»), Таффарел («Реджана») и Харин («Челси»). А затем предложено авторитетным изданиям восьми крупнейших футбольных стран Европы расставить их по местам с 1-го по 10-е. В итоге Харин стал восьмым, а победил Шмейхель.

Несмотря на неудачи в чемпионате, «Челси» дошел до финала Кубка Англии, где был нещадно бит «МЮ» — 0:4. Команда Алекса Фергюсона взяла убедительный реванш за два поражения в сезоне. Кантона дважды переиграл Харина, четко исполнив пенальти (один из них довольно сомнительный за падение Андрея Канчельскиса)

— «МЮ» тогда объективно был на голову выше, сделав в том сезоне дубль, — признавал Харин. — И во втором тайме разорвал нас на части, для чего, правда, Кантона потребовалось первые два гола забить с пенальти. Один из них был назначен за снос Андрея Канчельскиса — Конь тогда был на таком скаку, что остановить его было почти невозможно.

«С ужасом слушаю рассказы про сборы в России»

В новом сезоне Харин вновь выиграл конкуренцию у Кевина Хичкова на последнем рубеже лондонцев, отыграв в АПЛ 32 матча. Болельщики «Челси» признали его по итогам чемпионата лучшим футболистом команды.

Любопытны рассуждения Харина об английском футболе, которые он сделал в интервью «СЭ» в 1995 году.

— Здесь вратари постоянно в работе, на выходах часто играют, последними защитниками становятся, страхуют. Это мне нравится. А своим коллегам из некоторых российских клубов, у которых работы мало, я не завидую. Раньше, признаюсь, думал, в Англии можно действовать так же, как в России, - крикнешь: «Мой!» — и все разбегутся. Вот недавно смотрел матч с участием московского «Динамо». Сметанин кричит — и все отходят в сторону. В Англии такое невозможно...

Ребята мне в России рассказывают, сколько времени они проводят на сборах, — с ужасом слушаю. Потому что времени для безделья на этих сборах вагон, а если я буду просто так сидеть, то с ума сойду, и сил к матчу не останется. Тренеры думают: чем больше ты спишь, чем больше лежишь, тем лучше отдыхаешь. Все наоборот. Если я в семье, если могу погулять с ребенком, куда-то съездить — эмоций остается больше. Мне вполне хватает девяти часов сна, чтобы восстановиться. Безделье на сборах — худшая пытка.

— Откуда же такая феноменальная физическая готовность англичан? Они ведь бегают по полю весь матч как заводные.

— В России как было: в десять первая полуторачасовая тренировка, потом обед, сон и с пяти до полседьмого вторая тренировка. На нее выходишь сонный, пока разойдешься — пора заканчивать, пользы от всего этого мало. В Англии по-другому. Начинаем в половине одиннадцатого, заканчиваем в двенадцать, с двенадцати до часу отдых, легкий обед и с часу до трех вторая тренировка. Вероятно, именно такой режим повышает выносливость. И, заметьте, времени для восстановления остается в два раза больше.

К английскому юмору Харин привыкал довольно долго.

— Как относятся в «Челси» к русскому футболисту?

— Отлично. В команде вообще отношения между ребятами хорошие. И на меня никто косо не смотрит. Единственное, я до сих пор не могу привыкнуть к английскому юмору. К тебе могут запросто подойти и обратиться: эй, русский ублюдок, как дела? Это у них такие шутки.

— Ничего себе. А вы как отвечаете?

— В том же духе: мол, от такого же и слышу.

«Разочаровался в Гуллите как в человеке»

При Гленне Ходдле, который два сезона был играющим тренером «аристократов», дела у Харина шли отлично.

«Разочаровался в Гуллите как в человеке»

При Гленне Ходдле, который два сезона был играющим тренером «аристократов», дела у Харина шли отлично.

— Именно Ходдл совершил в «Челси» революцию, — подчеркивал Харин. — Он очень техничный игрок, звезда сборной Англии, отыграл три года во Франции и многому там научился. Хотел — и сумел — заставить игроков мыслить на поле по-европейски. Появился Дан Петреску, а из англичан — люди, умеющие играть в одно-два касания. А потом пригласил в «Челси» Гуллита. Только при Ходдле футбол моего клуба стал для меня таким же интересным, каким был в ЦСКА при Садырине.

По окончании сезона-1995/96 Ходдла позвали в сборную Англии, его место занял Гуллит. Под руководством голландца Харин начал новый чемпионат первым номером лондонцев. Все перечеркнул матч с «Шеффилдом» 7 сентября 1996 года. Шла обычная верховая подача в штрафную лондонцев, каких в английском чемпионате бывает по полсотни за матч. Харин пошел на перехват, столкнулся с кем-то из соперников и... порвал кресты. Дмитрий на 14 месяцев остался без футбола — страшный приговор для игрока, находящегося в расцвете сил.

Без него «Челси» Гуллита выиграл Кубок Англии в 1997 году.

— Гуллит поддерживал вас, когда вы восстанавливались? - спросили Харина в августе 1998 года, когда он уже принял решение покинуть лондонский клуб.

- Гуллит?.. Всем своим видом голландец проявлял ко мне полное безразличие, особенно после того, как в команде появился де Гуй. За 14 месяцев он, по-моему, только раз поинтересовался: «Как твое больное колено?» В свое время Гуллит был моим кумиром в спорте, и, когда он пришел в «Челси», я был просто счастлив играть с ним в одной команде. Однако, став тренером, он сильно изменился, а главное — изменилось его отношение к людям. Я разочаровался в нем как в человеке.

Расскажу вам один случай, после которого убедился в этом окончательно. Я уже начал тренироваться вместе с командой, и на одном из занятий наш физиотерапевт спросил: «Сыграешь завтра за резервную команду?» Я честно ему ответил: «Рад бы, но, когда делаю приставной прыжок, колено еще болит». Мои слова услышал Гуллит и мимоходом бросил мне: «Ну и что? У всех болит». Эта фраза задела меня. Я ответил, что знаю много примеров, когда после таких операций люди выходят через шесть месяцев на поле, а потом ломаются и становятся инвалидами. Гуллиту мой ответ, видимо, не понравился. Ему нужен был футболист, а болит у него или нет, его не волновало. Но у меня, простите, был не ушиб и не растяжение.

Впоследствии, правда, от обиды Харина на Гуллита не осталось и следа.

— При Гуллите «Челси» Кубок Англии взял, а на момент его ухода в чемпионате шел на четвертом месте, вышел в четвертьфинал Кубка лиги и Кубка кубков. Мы, игроки, были крайне удивлены его отставкой. Руд никогда не паниковал, не повышал голос, все претензии предъявлял с конкретными фактами. Переубедить его было невозможно, но игроки его любили. Недавно мы с удовольствием встретились с ним на праздновании столетия «Челси». Пообщались, телефонами обменялись, фото на память сделали. Сейчас он подстригся, тогда еще курчавый был...

- В «Челси» Гуллит ввел в обиход необычный термин — sexy football. Что он подразумевал под «сексуальным футболом»?

— Зрелищную, красивую, непримитивную игру. Первый раз он произнес это на телевидении — и пошло-поехало. И ведь это правда — «Челси» был одной из первых команд в Англии, которая заиграла в такой футбол. Думаю, даже в более умный и красивый, чем «МЮ». Дмитрий Харин — тренер вратарей в английском «Хемел Хемпстед Таун».

Харин — Терри: «Джон, зачем я стою за тобой?»

Тренируясь с молодежной командой, Харин учил уму-разуму молодого защитника Джона Терри.

— Вот вам ситуация. Он молодой парень, 17 лет. Играет перед тобой последнего защитника, — вспоминал Харин. — Идет длинная передача, ты кричишь: «Take your time!» To есть соперников вокруг тебя нет, играй спокойно. А он как долбанет мяч головой метров на 50! После игры подхожу к нему: «Джон, зачем я стою за тобой? Не только чтобы мячи отбивать, а еще чтобы тебе подсказывать. Что ты должен сделать, когда я тебе кричу: «Один»? Терри думает-думает: «Наверное, принять мяч на грудь». — «Правильно. Прими на грудь, положи на землю».

Другая ситуация. Идет прострельная передача. Объясняю ему после игры: «Джон, защитник хорош не только тем, что может разрядить ситуацию. А еще и тем, что должен уметь сохранить мяч и начать атаку. Вот ты прервал прострел. Что дальше будешь делать?» Он по английской привычке выпаливает: «Выбью его». Говорю: «Выносить на 40 — 50 метров — это в крайнем случае. Ведь это то же самое, что отдать мяч сопернику. Ищи полузащитника! Отдал мяч — пошла игра». Как разрушитель Терри был великолепен уже тогда, в 17. Но у него не было ни подыгрыша, ни паса, он не мог читать игру. Сейчас он все это умеет, и мне очень приятно слышать, что какую-то лепту внес и я.

На поле Харин вернулся лишь в феврале 98-го, сыграл при Гуллите еще два матча — против «Лестера» (0:2) и «МЮ» (0:1), а в марте новым тренером «аристократов», опять же играющим, стал Джанлука Виалли, который в конце сезона сделал ставку именно на Дмитрия.

— Я много раз просил его дать мне шанс, — рассказывал Харин. — И в конце концов сказал: «Лука, ты был в таком же положении, как я сейчас, когда приехал в «Челси». Гуллит тебя пригласил, но ты сидел на лавке, а играл Хьюз. Поставь сейчас себя на мое место». И надо отдать ему должное — шанс в конце сезона он мне дал. Вот только, если честно, мощи в коленке у меня не было никакой... —

А что за люди были главные звезды того «Челси» — Дзола, Десайи?

— Золотые! По нашим представлениям советских времен, звезда — значит, как говорят в Англии, big head. Большая башка, зазнайка, на кривой козе не подъедешь. Ничего подобного! Взять того же Дзолу. Потрясающий человек, никогда грубого ничего не скажет, даже если внутри кипит, находит в себе силы улыбаться даже в самом отвратительном настроении. Такому нельзя отказать. Тренируешься, скажем, два часа, устал как собака. Подходит: «Дмитрий, давай пробью штрафные». — «Джанфранко, я устал как черт. Кто-то из молодых вратарей свободен?» — «У них двусторонка, никто не может». — «Сколько тебе надо?» — «20 ударов. Пожалуйста!». И так по-человечески все это говорилось, что не поставить «стенку» из манекенов и не помочь Дзоле было невозможно.

И Десайи такой же. Если молодой мяч потерял, он никогда не «напихает» ему, а пропашет 50 метров назад, отберет мяч. А молодой, увидев такое, потом за него вдвойне отработает.

«Де Гуй пожаловался Виалли, что я плохо его разминал...»

Перед стартом нового сезона, по словам Харина, у главного тренера синих не было понимания, кто же будет основным голкипером — россиянин или голландец Эд де Гуй.

— В середине июля 1998 года мы начали подготовку к новому сезону, — вспоминал Харин в интервью «СЭ».

— На тренировках я работал изо всех сил, провел все товарищеские матчи, за исключением последнего против «Пармы», где мы с де Гуем играли по тайму. Чувствовал себя очень уверенно и рассчитывал начать сезон в основной команде. Однако за два дня до стартовой игры чемпионата с «Ковентри» все мои надежды рухнули. Мне объявили, что де Гуй — вратарь номер один, а я не попадаю даже в заявку на матч.

— И чем это объяснили?

— Мне сказали, что я сильный вратарь и роль второго голкипера — не для меня. Это место Хичкока. Потом Виалли добавил, что я должен тренироваться, играть за резервную команду и, если что-то случится с де Гуем, я буду вратарем номер один. Такое объяснение показалось мне просто смехотворным. На мой взгляд, я не попал в состав по другой причине. В прошлом сезоне у нас с де Гуем произошел конфликт. В одной из игр, когда Хичкок получил травму, я был дублером у голландца. На тот момент посчитал это успехом, поскольку не играл полтора сезона. У меня появилась надежда, что я вернулся в команду. Каково же было мое удивление, когда в следующем поединке против «Уимблдона» я не увидел своей фамилии в протоколе на матч. Позже узнал, что после встречи с «Шеффилд Уэнсдей» де Гуй разговаривал с тренерским советом и обвинил меня в том, что я плохо разминал его перед игрой. По этой причине он предпочитает видеть за своей спиной Хичкока. Чтобы создать ему спокойную жизнь, руководство «Челси» пошло навстречу голландцу.

Харина перестали включать в заявки на матчи. Без него «аристократы» выиграли Кубок кубков, победив в финале «Штутгарт» (1:0).

В 1999 году россиянин перешел в «Селтик», где из-за травмы не смог заиграть на своем уровне. К тому же у него не сложились отношения с тренером Мартином О'Ниллом. В 2004 году он завершил карьеру в полупрофессиональном клубе «Хорнчёрч» из восьмого дивизиона. «Хемел Хемпстед Таун». Дмитрий Харин (третий справа в верхнем ряду). 

«Я доволен своей карьерой» В 2005 году «Челси» во второй раз в своей истории (спустя 50 лет после первого триумфа) стал чемпионом Англии. Обозреватель «СЭ» спросил тогда Харина, не жалеет ли он, что, возможно, не в то время оказался в лондонском клубе.

— Нет, я доволен своей карьерой, — ответил Дмитрий. — Бывают вратари «ранние», бывают «поздние». Если бы я не начал так рано, то не стал бы олимпийским чемпионом. Всего успеть нельзя. Поэтому никому не завидую, болею за «Челси» и радуюсь его долгожданному чемпионству.

Спорт Экспресс


Комментарии (6)
Papa #1 21.09.2021 в 22:49 / Материал
Респект и уважуха
4
Nalevo #2 22.09.2021 в 02:09 / Материал
Спасибо за статью, с удовольствием прочитал
5
Eugene10 #3 22.09.2021 в 03:32 / Материал
Прекрасная и очень познавательная статья. Болея за Торпеды, я прекрасно помню, когда Харин появился там. Я вообще до сих пор считаю его одним из лучших вратарей, которых я когда-либо видел. У него не было слабых мест! И именно после его перехода я стал следить за Челси.
6
СэрЛис #4 23.09.2021 в 15:10 / Материал
Отдельное Спасибо за опубликованную здесь , на сайте статью.
Спасибо Харину, что пошёл в Челси, благодаря Диме начал следить за Челси и заболел львами, чем очень доволен.
4
KROT #5 14.10.2021 в 23:15 / Материал
Благодарю за статью, очень-очень познавательно. Прочел на одном дыхании!
2
nikolas #6 31.10.2021 в 19:57 / Материал
Мне стыдно что не знал о нем,наверно самый полезный блог,который я читал за последние годы.Благодарю!
1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
РегистрацияВход
Онлайн-трансляции матчей
Мини-чат
Эден Азар564
Редизайн сайта18
Билли Гилмор5
Какая ваша любимая компьютерная игра?145
Анекдоты231
Юмор1001
Как Вы оцениваете игру Михаила Мудрика?
1. Полный провал
2. Отлично
3. Хорошо
4. Удовлетворительно
5. Неудачно
Архив Результат
Ответов: 1